Василий Коржов — владелец сети доставки премиальных суши Space Sushi: «Сейчас лучшее время, чтобы стать в бизнесе номером один»

Есть такое выражение: вы можете не заниматься политикой, все равно она займется вами. Что и произошло с бизнесменом Василием Коржовым. В один момент он потерял все: бренд, о которым знала вся Москва, площадки для продвижения компании и взаимодействия с аудиторией. В своем честном интервью нашему изданию он рассказал, как подло обошлись с ним украинские партнеры, раскрыл новое название полюбившихся суши и сделал бизнес-прогноз на ближайшее будущее России.

Давайте начнем с предыстории,  Василий. Расскажите нашим читателям, когда и кем был основан бренд Ninja Sushi? Кто они, ключевые лица компании?
— Бренд был основан ребятами с Украины. Ключевым звеном и лицом компании был Алексей Костылев. Познакомился с ним в 2017 — в то время, когда загорелся желанием открыть сервис по доставке суши в Москве. На этот продукт я вышел случайно, тогда Ninja Sushi только зарождался, как бренд. До этого времени проект имел совершенно иное название — PANDA. Алексей с командой его выкупили и переименовали. Я в них поверил, поэтому и приехал для личного общения, с предложением о развитии компании в Москве. Оказалось, что с двумя из партнеров мы земляки, родом из Донецка. Возможно это также сыграло свою роль: мы сразу нашли точки соприкосновения и начали плотное, плодотворное сотрудничество. Уже через три месяца мы открылись в столице. 

Получается землячество вас сплотило. А что еще повлияло на то, что вы решились на совместный бизнес?
— Я почувствовал, что мы на одной волне, и продукт, который я хотел запустить в России, полностью соответствовал тому, что они уже сделали. Мы договорились о взаимовыгодных условиях для каждого и начали работать.

Если не секрет, какими были эти условия?
— Не совсем стандартными: открытие в Москве было осуществлено целиком и полностью на мои средства. Все, что было создано – приложение, сайт, оснащенные кухни, заработная плата персонала в Москве — за это я платил из своего кармана. Если говорит конкретно о цифрах, в разработку и развитие приложения, сайта я вложил более 20 000 долларов.  Вложения в инстаграм, которым, к слову украинские партнеры до сих пор пользуются, насчитывает более 100 000 долларов. Обустройство кухни обошлось мне в более чем 300 000 долларов.

Получается, продвижение через социальные сети было для вас основным рекламным инструментом?
— Да, большой акцент мы делали именно на социальные сети, особенно Инстаграм. Использовался весь его маркетинговый потенциал: контекстная реклама, таргет, реклама у блогеров, сотрудничество со всеми российскими селебрити, звездами, актерами, певцами.

Мощная рекламная активность получается. А что насчет аудитории и среднего чека — какими были они? Оправданы ли были такие вложения?
— Конечно, ведь у нас премиальный продукт со средним чеком около 3000 рублей и категорией клиентов с достатком выше среднего. Вложения полностью оправдались. С самого начала сотрудничества мы громко заявили о себе в Москве и стали лидерами рынка в этом направлении. До недавнего времени все шло хорошо: мы развивались, росли. Естественно, иногда были небольшие рабочие разногласия, как и в любом деле. Но ни о каком прекращении совместной деятельности речи не шло. Все решалось через диалог. 

Что же тогда стало поводом для прекращения сотрудничества?
— Естественно, это случилось в виду февральских событий. Вопрос тогда встал остро: Алексей Костылев поставил нас перед фактом и предложил продать бизнес. За короткий срок это сделать было невозможно. Долго не думая, уже 1 марта украинские партнеры отняли у нас все. Все ключи от интернет площадок были у них: никто ведь не предполагал, что такое может произойти. Они отключили нас от сайта, приложения и стали рассылать клиентам непонятные уведомления пропагандистского характера.

Костылев и его команда отказывались даже слышать нас, хотя мы и предлагали сделать ребрендинг, восстановить работу — учитывая, что у нас большая база клиентов и штат сотрудников, нас любят и ждут. Как я уже сказал, диалог не сложился: на нас полились обвинения в оккупации, нецензурная брань и много всего нелицеприятного.

Мне ничего не оставалось делать, как спасать то, что у меня есть. Я сохранил рабочие места, продукт, сервис, но вынужден был поменять бренд. Считаю, что имею на это полное право, учитывая размер вложений. Все, что было в Москве, мы создавали собственными силами, своей командой и своими деньгами.

Получается на этом ваше взаимодействие с украинской стороной прекратилось?
— Если бы. Сейчас нас атакуют боты: это бывшие партнеры ставят нам палки в колеса и делают все, чтобы мы сломались. Они поливают грязью нашу страну и всех жителей Российской Федерации, а нас обвиняют в попытке национализировать бизнес. При этом забывают рассказать, как наглым образом отобрали у нас все. Но мы идем вперед. Нас ничто не сломает и мы не оставим своих клиентов, которые когда-то нам доверились. Бывших партнеров же мы простили и желаем им здоровья. 

Вообще я считаю, что всегда нужно оставаться человеком, уметь разделять правильное и неправильное. Еда и политика – несовместимые вещи. Те решения, которые приняли украинские партнеры, не могут повлиять на конфликт между нашими странами. А вот показать свои гнилые стороны они уже успели. Хочется, чтобы это знали их клиенты на Украине. Я уверен, они это сделали не потому, что являются патриотами своей страны, а потому что у них не было другого выбора. Скорее всего им угрожали местные власти. Поэтому они решили отнять у нас бизнес. Но мы не сдались и сделали все, чтобы наши клиенты были довольны.

Как же теперь называется ваш бренд и какие сейчас ценности компании?
— Теперь мы SPACE SUSHI – космические суши. Насчет ценностей, они остались прежними: высшее качество, сервис и, конечно, наш клиент – наше все. Мы будем делать все для того, чтобы покупатели были счастливы и оставались с нами.

Понимаю, что вопрос про партнерство сейчас несколько болезненный для вас, но все же спрошу. Сколько у вас партнеров из России и планируете ли вы привлечение новых?
— В новом бренде три партнера и новых пока привлекать не планируем: у нас достаточно ресурсов для дальнейшего развития. В команде сейчас 120 человек. Это повара, администраторы, разработчики. Мы сохранили рабочие места и продолжаем платить заработную плату. И конечно, мы намерены развиваться и увеличивать объемы.

А что насчет ресторанов в России — сколько их сейчас?
— У нас нет открытых к посещению ресторанов: мы работаем на доставку премиальных суши-роллов. Доставка осуществляется в Москве и за пределами МКАД.

И последний вопрос вам, как к успешному предпринимателю. Каким вы видите будущее бизнеса в России? Каковы перспективы в гастрономическом сегменте?
— Считаю, что сейчас лучшее время для построение успешного бизнеса. Огромное количество игроков-гигантов уходят с рынки, освобождая ниши. Сложная ситуация в стране — это всегда про новые возможности. Мы живет в то время, когда можно прочно закрепиться на рынке и показать свои сильные стороны. Стать номером один. Этим мы и будем занимаемся. Наша компания продолжает развиваться и у нас большие планы. Уверен, этот год будет максимально удачным для нас и для всей гастрономической отрасли.

 

Ещё
Интервью с группой «Не говори маме»: про любовные раны, тату и секс-изюминки в девушках
AllEscort